В Президиум Кемеровского областного суда

 

Защитник осужденного: С.

Адвокат Воронович Юрий Павлович

654080,

Тел. 8-903-943-25-66

 

 

 

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

 

Приговором мирового судьи судебного участка № ?? судебного района Кемеровской области К. от ?? 17 г.,   С. Игорь В.,1983 г.р. признан  виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 139 УК РФ и ч.1 ст. 139 УК РФ с назначением наказания за каждое преступление в виде 260 часов обязательных работ в местах, определяемых органами местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительными инспекциями.

На основании  ч.2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено С. наказание  в виде 400 часов обязательных работ в местах, определяемых органами местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительными инспекциями. (в настоящее время наказание отбыто полностью)

На данный приговор  мирового судьи защитником подсудимого С… адвокатом Вороновичем Ю.П. была подана апелляционная жалоба.

Апелляционным постановлением Н. районного суда Кемеровской области в составе председательствующего судьи Б. от 04 июля 2017 г. приговор мирового судьи судебного участка №1 Н. судебного района Кемеровской области К.  от ?? апреля 2017 г. оставлен без изменения, а апелляционная жалоба без удовлетворения.

Защитник осужденного С., адвокат Воронович Ю.П. обжаловал данное постановление в кассационном порядке в Президиум Кемеровского суда, который  постановлением от 13 ноября 2017 г. по делу № 44у – 151/2017 апелляционное постановление ?? районного суда Кемеровской области от 04 июля 2017 г. отменил. Уголовное дело было передано на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Апелляционным постановлением ?? районного суда Кемеровской области в составе председательствующего судьи Ш.А.А. от ?? февраля 2018 г. приговор мирового судьи судебного участка №1 Новокузнецкого судебного района Кемеровской области К.  от ?? апреля 2017 г. оставлен без изменения, а апелляционная жалоба без удовлетворения.

В ходе рассмотрения данного уголовного дела судами первой и апелляционной инстанций было установлено, что любви все возрасты покорны и что где любовь, там и напасть.

Две творческие личности – Игорь С., 1983 г.р. и Оксана Л., 1970 г.р. познакомились на выставке зимой 2016 г. Почти сразу же между ними пробежала искра любви. В апреле того же года Славгородский, имевший собственное жилье в г. Новокузнецке, переехал жить в дом Лаукарт, находящийся неподалеку от города, в селе Сосновка.

От предыдущих браков у С. было двое детей, с которыми он часто общался и сохранял с ними и с их матерями хорошие отношения. Переехав жить к Л., он даже пытался познакомить свою старшую дочь с дочерью Л., которая была близка ей по возрасту. Со слов С., Оксану Л. напрягало его частое общение с детьми. В свою очередь, будучи влюбленным, С. ревновал Л. к ее знакомым мужчинам. Постепенно, в отношениях С. и Л. нарастала напряженность, апогеем которой стала ночь со 2-го на 3-е июля 2016 г., когда С. не смог дозвониться до Л. в связи с тем, что у нее был отключен телефон, приехал к ней домой, зашел в дом, открыв дверь имевшимися у него ключами и не застав ее дома, предполагая, что она находится у любовника, случайно увидев фотографии Л. в обнаженном виде, обуреваемый ревностью к мужчине, который по его предположению мог эти снимки сделать,  сжег в печи альбомы с фотографиями.

После того как утром 3 июля  телефон Л. стал доступен, С. стал звонить ей и требовать, чтобы она вернулась в свой дом к нему, что возможно лишь при отсутствии умысла на незаконное проникновение в жилище.

Вернувшись домой и увидев, что С. сжег альбомы с фотографиями, Л. обратилась с заявлением в полицию, результатом разрешения которого, стало возбуждение 2-х уголовных дел по фактам незаконного проникновения С. в дом Л. в ночь с 29 на 30 июня 2016 г. и в ночь со 2 на 3 июля 2016 г. по ст. 139 УК РФ.

В июне 2016 г. С. то уходил от Л. к себе домой, то возвращался к ней. Л. забрала у него ключи от своего дома, но общение они не прекратили. Имеющиеся в уголовном деле данные детализации телефонных переговоров показывают необычайную частоту их «смс» переписки, в том числе и в ночное время. 22 июня 2016 г., когда С. фактически перестал проживать в доме у Л., ночью у нее случился приступ, потребовалась госпитализация. В связи с этим было необходимо решить вопрос с кем оставить малолетнюю дочь Л. ночью в доме.  Несмотря на то, что у Л. в доме неподалеку проживала ее близкая подруга, а в Новокузнецке проживала ее мать, которая согласно приговора часто бывала в доме у дочери, Л.за помощью обратилась именно к С., который приехал к ней из Новокузнецка и остался в доме с ребенком до утра.  При этом, Л. вновь вручила С. ключи от своего дома.

Несмотря на то, что согласно показаниям Л., С. впоследствии отказался отдать ей ключи от ее дома, она сама не стала забирать их у него 1 июля 2016 года, когда получила к ним доступ и об этом С. было не известно.

Обо всем этом в доводах кассационной жалобы.

Согласно части 1 ст. 401.15 УПК РФ основанием отмены или  изменения судебного решения судом кассационной инстанции являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела. Вопросы права, а не вопросы факта.

В очередной раз суд апелляционной инстанции, как и суд первой инстанции уклонился от обязанности оценивать и проверять доказательства в, том числе в их совокупности чем допустил существенные нарушение уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

В соответствии со ст. 389.28 УПК РФ в апелляционном постановлении указываются: краткое изложение доводов лица, подавшего апелляционную жалобу или представление; мотивы принятого решения; основания, по которым приговор признается законным, обоснованным и справедливым. При рассмотрении данного дела в апелляционном порядке указанные требования закона выполнены не были. Обжалуя приговор суда первой инстанции в апелляционном порядке,  в апелляционной жалобе  были приведены доводы о том, что не доказана субъективная сторона преступления, а именно: наличие у осужденного прямого умысла на проникновение в жилище против воли потерпевшей и нарушение при этом её конституционного права на неприкосновенность жилища с приведением подробного обоснования, обстоятельств, которые, могли повлиять на выводы суда, и которые свидетельствовали об отсутствии категорического запрета на посещение дома Л., С., что показания свидетелей, изложенные в приговоре, не соответствуют их показаниям, изложенным в протоколе судебного заседания.

Судом апелляционной инстанции оставлены без внимания доводы апелляционной жалобы о недоказанности субъективной стороны обвинения, а именно: отсутствие у С. прямого умысла на нарушение права Л. на неприкосновенность жилища. Ответа на довод апелляционной жалобы об отсутствии у С. умысла на незаконное проникновение в жилище апелляционное постановление не содержит, что могло существенно повлиять на выводы суда о виновности осужденного.

Апелляционное постановление Новокузнецкого районного суда вынесено вопреки принципами состязательности, равноправия сторон в судопроизводстве и презумпции невиновности, из которых следует, что такое решение может быть вынесено только после рассмотрения и опровержения всех доводов, выдвигаемых стороной защиты, в том числе в жалобах на состоявшийся приговор.

При этом, не опровергнутые доводы апелляционной жалобы против обвинительного приговора могли и должны были  толковаться только в пользу подсудимого С.

В апелляционной жалобе я просил суд особое внимание именно  на совокупность доказательств, указывающих на отсутствие умысла С. на незаконное проникновение в дом к Л., просил в частности  обратить  на показания свидетеля Б., (л.д. 164 протокола с/з), которая отвечая на вопрос государственного обвинителя о том — «поясняла ли ей Л., дозволено было С. приходить в ее дом», отвечала – «После того как он поджег фотографии, нет».

Эти показания свидетеля Б. полностью подтверждают показания подсудимого С. о том, что отношения между ним и Л. были разорваны только после 3 июля, когда он сжег фотографии. Эти показания также  указывают на то, что приговор суда не соответствует фактически установленным обстоятельствам – до 3 июля 2016 г. у С. не было категорического запрета на посещение дома Л.

Указанный довод суд апелляционной инстанции не привел в своем постановлении и, соответственно, не высказал по нему свое суждение, не привел мотивов, почему и в этой части апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению.

Прошу обратить внимание на то, что при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции появились  дополнительные доводы, прямо указывающие на то, что у С. имелись все основания считать, что поведение потерпевшей Л.  в отношениях с ним, давало основания ему считать, что запрет на посещение её жилища, в том числе в ее отсутствие,  не воспринимался им как категорический. Со слов С. он воспринимал данный запрет как попытку Л. его воспитать.

При рассмотрении дела судом апелляционной инстанции было установлено, что 1 июля 2016 г. у Л. имелась возможность забрать у С. ключи от своего дома, но она  решила их не забирать и оставила их при нем, а забрала лишь ключи от квартиры Артура Р.

В судебных заседаниях, в том числе и на судебном следствии при рассмотрении апелляционной жалобы С. пояснил, что 1 июля 2016 г. он приехал в дом к Л. и увидев у нее посторонние  ключи от квартиры с чипом от подъезда, узнав, что это ключи от квартиры Артура Р. (именно этого человека С. подозревал как предполагаемого любовника Л.), забрал у нее их.

(л.д. 8-9 протокола апелл. Ш.А.А.)

Там же, на л.д. 14  протокола судебного заседания апелляционной инстанции потерпевшая Л. подтвердила сказанное С., что 01 июля 2016 г. когда находясь у нее дома после отдыха на реке, когда С. уснул, она вытащила у него  ключи  от квартиры Артура., а  ключи  от своего дома забирать не стала…!!!

Неважно какими причинами Л. объяснила суду почему она не стала забирать ключи от своего дома у С., потому как ему в тот момент и 1 и 2 июля 2016 г. она ему этого не поясняла, а то что она оставила у него ключи от своего дома, С. стало понятно, когда он обнаружил отсутствие у себя   ключей от квартиры Р.

Кроме того, в частности, в ходе судебного следствия в суде апелляционной инстанции подтвердилось, что потерпевшая Л.,  ночью 29 июня 2016 г., выставила С.за дверь своего дома, даже не вникая в то, каким образом он попал в дом. Она выяснила это только тогда, когда вынесла С. тарелку еды на крыльцо. (л.14 протокола с/з апелл. Ш. А.А.).

Указанные доводы суд апелляционной инстанции не привел в своем постановлении и, соответственно, не высказал по ним свое суждение, хотя очевидно, что эти доводы оправдывали подсудимого, указывая на отсутствие у него умысла на незаконное проникновение в жилище.

Как мог С. понимать действия Л., которая выставив его за дверь своего дома, тут же  решила его накормить!?

В обоснование выводов о виновности С. суды сослались на показания Л. и показания свидетелей подтверждающих ее показания о разрыве отношений со С. с её же слов. Суды привели доказательства того, что Л. неоднократно высказывала С. запрет на посещение своего дома. Защита и осужденный не опровергали факты такого запрета, указывая на то, что воспринимали запрет на посещение жилища Л. как меру воспитательного характера с ее стороны.

При таких обстоятельствах суд игнорировал действия и поведение Л., которые фактически оправдывали подсудимого и указывали на отсутствие у него умысла на незаконное, против воли Л. проникновение в жилище. Данное обстоятельство нельзя отнести к правильности установления судом фактических обстоятельств дела. Они (обстоятельства) судом установлены, однако судом нарушены правила оценки и проверки доказательств, в том числе их совокупности, что является существенным нарушением уголовно- процессуального закона, повлиявшим на исход дела.

Судом первой и  апелляционной инстанции проигнорированы  важнейшие доводы С., свидетельствующие об отсутствии у него умысла на незаконное проникновение в жилище Л.

В очередной раз суд апелляционной инстанции  отказался  от рассмотрения и оценки обоснованности  всех доводов защиты изложенных в апелляционной жалобе  на приговор мирового судьи, чем  создал преимущества для стороны обвинения, исказил содержание её обязанности по доказыванию обвинения и опровержению сомнений в виновности С., позволяя игнорировать подтверждающие эти сомнения данные.

В силу части 4 ст. 7 УПК РФ  постановление судьи вынесенное по результатам рассмотрения апелляционной  жалобы, должно быть законным, обоснованным и мотивированным, основанным на исследованных материалах с проверкой доводов приведенных заявителем.

Требование мотивированности постановления судьи означает, судебное решение должно содержать обоснование сформулированных в нем выводов ссылками на  положения закона и конкретные, исследованные в ходе судебного заседания материалы.

При этом, описательно-мотивировочная часть постановления должна содержать в себе формулировку всех обстоятельств вопроса, являющегося предметом рассмотрения, и мотивировку принятых по ним решений, то есть эта часть представляет собой обоснование решений суда, излагаемых в резолютивной части документа, где формулируются выводы.

Вместе с тем, указанные требования закона не выполнены.  Многие важные доводы  прямо влияющие  на вопросы виновности подсудимого и приведенные заявителем в жалобе,  в апелляционном постановлении не приведены и судом проигнорированы. Между тем, доводы апелляционной жалобы, указывали на доказательства оправдывающие подсудимого С., на то, что он  не совершал инкриминируемых ему преступлений, а все  выводы суда изложенные в приговоре основаны на предположениях  не устраняющих сомнения в его виновности, на противоречиях, которые не устранены.

Среди доводов  апелляционной жалобы, которые в апелляционном постановлении не приведены и соответственно не проверялись судом, прежде всего следует отметить довод о том, что описательно-мотивировочная часть приговора  мирового судьи не соответствует фактическим обстоятельствам, в части изложения показаний оправдывающих подсудимого.

Показания, свидетелей   оправдывающие  подсудимого, в протоколе судебного заседания имеются, однако  в приговоре они не приведены, как  не приведены  мотивы, по которым суд не принял их  во внимание.

В апелляционной жалобе были приведены ссылки на конкретные доказательства и показания конкретных свидетелей прямо указывающих на недоказанность того, что  в действиях  подсудимого имелись необходимые элементы субъективной стороны преступления – прямой умысел на проникновение в жилище против воли проживающих в нем лиц.

Положения  частью четвертой  ст. 7 УПК РФ не предоставляют суду апелляционной инстанции возможность игнорировать или произвольно отклонять доводы жалобы, не приводя фактические и правовые мотивы отказа в удовлетворении заявленных требований, поскольку мотивировка решения суда во всяком случае должна основываться на рассмотрении конкретных обстоятельств, нашедших отражение в материалах дела и дополнительно представленных сторонами материалах, а также на нормах материального и процессуального права, — иначе не может быть обеспечено объективное и справедливое разрешение уголовного дела.

Конституционно-правовой смысл предписаний Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, обязывающих мотивировать судебные решения, в том числе подтверждающие законность и обоснованность обжалованных судебных актов, применительно к обвинительному приговору и подтверждающим его обоснованность судебным решениям обусловлен также взаимосвязанными конституционными принципами состязательности, равноправия сторон в судопроизводстве и презумпции невиновности, из которых следует, что эти решения могут быть вынесены только после рассмотрения и опровержения доводов, выдвигаемых стороной защиты, в том числе в жалобах на состоявшийся приговор; не опровергнутые же доводы против обвинительных судебных решений могут толковаться только в пользу обвиняемого. Отказ от рассмотрения и оценки обоснованности доводов защиты в жалобах на судебные решения в этом случае создает преимущества для стороны обвинения, искажает содержание ее обязанности по доказыванию обвинения и опровержению сомнений в виновности лица, позволяя игнорировать подтверждающие эти сомнения данные.

В  силу ст. 401.1 УПК РФ, с учетом того, что  при рассмотрении кассационных жалобы, представления суд (судья) кассационной инстанции проверяет только законность судебных решений, то есть правильность применения норм уголовного и норм уголовно-процессуального права (вопросы права) прошу учесть, что в данной кассационной жалобе указывается на допущенные судом апелляционной инстанции нарушения уголовно-процессуального законодательства -  части 4 ст. 7 УПК РФ повлиявшие на исход дела.

Апелляционное  постановление судьи Ш. А.А. вынесенное по результатам рассмотрения апелляционной  жалобы является незаконным и необоснованным так как не содержит мотивированных доводов, основанных на исследованных материалах с проверкой всех доводов приведенных заявителем,  что повлияло на правильность установления судом фактических обстоятельств дела.

Не опровергнут  и проигнорирован довод жалобы о том, что вопреки изложенному в приговоре, отношения между подсудимым и потерпевшей, в дни предшествующие им совершению преступлений не были определены только лишь совместною работой. Имелись доказательства, свидетельствующие о том, что их отношения  свойственны людям имеющим близкие и  неформальные отношения в личной жизни.

Не опровергнут довод жалобы о том, что воля потерпевшей на запрет посещения ее жилища в ее отсутствие для подсудимого была выражена без оговорок, позволяющих относиться к ней(воле) критически, допуская не запретительный  характер этой воли, а воспитательный. Именно воспитательный, чтобы заставить подсудимого подчиниться требованиям потерпевшей, относительно правил совместной жизни. Не доказана субъективная сторона преступления, а именно: наличие у подсудимого С. прямого умысла на проникновение в жилище против воли потерпевшей.

В очередной раз не опровергнуты многие доводы жалобы о том, что суд игнорировал показания свидетелей оправдывающих подсудимого и  о том, что показания некоторых свидетелей так как они изложены в приговоре, искажают действительное положение и не соответствуют фактическим обстоятельствам, свидетельствующим  о характере отношений между подсудимым и потерпевшим.

Так, на л.д.195 протокола с/з, отвечая на вопрос государственного обвинителя  от том почему Л.  не поменяла замки (в связи с тем, что Славгородский не отдает ей ключи) свидетель Е.  показала – «… да и зачем менять замки то, ведь они жили вместе и Игорь не чужой ей человек».

Из показаний свидетеля Е. изложенных на л.д. 196 протокола с/з очевидно следует, что 3 июля ., находился в доме. в ее отсутствие не имея прямого умысла на незаконное проникновение в жилище.

Эта же свидетель Е.  показала – « …увидела сообщение от Оксаны, которая писала, что после службы в церкви  увидела сообщения от Игоря, где он просил, чтобы она пришла домой. Претензии были такого характера будто они живут вместе, она должна перед ним отчитываться, почему не ночевала дома…».

Фактически, свидетель Е. подтверждила, факт того, что даже 3 июля 2016 г. С. воспринимал свои отношения с потерпевшей Л. как с близким человеком, предъявлял ей требования, свойственные лицам проживающим вместе.

При таких обстоятельствах очевидно, что у подсудимого отсутствовал прямой умысел на незаконно проникновение в жилище. Об этом свидетельствует его требование к Л., заявленное 3 июля 2016 г.,  явиться в дом и дать объяснение о причине отсутствия в жилище.  Очевидно, что это требование основано на существующих между подсудимым и потерпевшим личных отношениях, которые для подсудимого очевидно не разорваны и сохраняются.

Суд вновь проигнорировал существеннейший довод жалобы о наличии  доказательств оправдывающих подсудимого. Например, показания свидетеля Б., (л.д. 164 протокола с/з). Отвечая на вопрос государственного обвинителя о том — «поясняла ли ей Л., дозволено было С. приходить в ее дом», отвечала – «После того как он поджег фотографии, нет».

Эти показания свидетеля Б. полностью подтверждали показания подсудимого С. о том, что отношения между ним и Л. были разорваны только после 3 июля, когда он сжег фотографии. Эти показания также  указывали на то, что приговор суда не соответствует фактически установленным обстоятельствам – до 3 июля 2016 г. у С. не было категорического запрета на посещение дома Л.

Суд  апелляционной инстанции в очередной игнорировал важнейший довод, оправдывающий подсудимого, о том что в приговоре не приведены  сведения сообщенные свидетелем С.Е.В. и изложенные в протоколе судебного заседания о том, что в доме потерпевшей, плоть до 3 июля 2016 г. находились вещи подсудимого, что в  протоколе судебного заседания  нет такого, что записано в приговоре в  показаниях свидетеля С. Е.В. о том, что « Перед 3.07.2016 г. он (С.) сказал ей, что повздорил с Оксаной, и они вместе не живут».

Если обратиться к протоколу судебного заседания, то в нем изложено совершенно иное: 03.07.2016 г. она(потерпевшая Л.)приехала ко мне во встревоженном состоянии, просила дать телефон бабушки С., чтобы отдать ей его вещи, так как они больше не живут!!!

Свидетель С.Е.В. говорит о том, что вещи С. находились у Л. и 03.07.2016 г., а это полностью опровергает показания  потерпевшей и судом в приговоре эти противоречия не устранены и это одно из важнейших обстоятельств, свидетельствующих в пользу С.

При рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции свидетель С.Е.В. была допрошена вновь и суд сделал вывод о том, что ей не было известно о том, находились ли в доме вещи С.

Однако суть этого  довода апелляционной жалобы была не в этом, а в том, что согласно доводов жалобы, 3 июля 2016 г., в разговоре со С.  сама Л. подтвердила факт наличия этих вещей в доме.

— До 03.07.2016 г. у потерпевшей Л. находились вещи С.  и у нее не было необходимости  передавать их С. именно до 03 июля.

Согласно ч.4 ст. 7 УПК РФ постановление суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным. Таким признается судебный акт, отвечающий требованиям уголовного и уголовно- процессуального законов, содержащий основанные на материалах дела выводы суда по обстоятельствам, относящимся к предмету разрешаемых споров. Согласно ст. 389.28 УПК РФ в апелляционном определении (постановлении) указываются, в том числе, доводы лица, подавшего апелляционную жалобу, мотивы принятого решения по апелляционной жалобе с указанием оснований, по которым доводы апелляционной жалобы суд признал неправильными или несущественными. По смыслу закона, все доводы апелляционной жалобы должны получить надлежащую оценку, а выводы суда апелляционной инстанции должны быть основаны на материалах дела. Эти требования закона судом апелляционной инстанции должным образом не выполнены. Таким образом, допущенные судом апелляционной инстанции существенные нарушения уголовно-процессуального закона повлияли на исход дела и в силу ч.1 ст. 401.15 УПК РФ влекут отмену апелляционного постановления с передачей уголовного дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.401.1- 401.17 УПК РФ,

ПРОШУ:

  1. 1.Передать кассационную жалобу для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции для пересмотра обжалуемых решений в кассационном порядке.
  2. 2.Отменить апелляционное постановление  ??? районного суда Кемеровской области в составе председательствующего судьи  от ??? февраля 2018 г.  и передать уголовное дело на новое апелляционное рассмотрение.

 

Приложения:

1)Приговор;

2) Апелляционное постановление;

3) Ордер

 

13 декабря 2018 г.

 

 

Адвокат Воронович Ю.П.

Да 9 9

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Воронович Юрий, Щербинин Евгений, Костюшев Владимир, Филиппов Сергей
  • Адвокат Костюшев Владимир Юрьевич 14 Декабря 2018, 22:51 #

    Уважаемый Юрий Павлович, мне очень понравилось, возьму некоторые моменты на вооружеение. Может в  областном суде задумаются. В Верховном не читают, несмотря на то, что работают доктора.

    +3
  • Адвокат Филиппов Сергей Валерьевич 15 Декабря 2018, 08:51 #

    Уважаемый Юрий Павлович, грандиозно! (Y)
    У меня только один вопрос: зачем было возбуждать дело при таких, мягко говоря, сомнительных обстоятельствах, и чем руководствовались следователь-прокурор-суд при принятии решений?

    +3
    • Адвокат Воронович Юрий Павлович 15 Декабря 2018, 11:23 #

      Уважаемый Сергей Валерьевич, возбудили не подумав, а затем у них (СУ СК РФ) назад хода нет(потому что дебилы в руководстве, со следователей через суд взыскивают расходы на реабилитацию),  плюс обвинительный уклон суда.

      +3
  • Адвокат Щербинин Евгений Александрович 15 Декабря 2018, 19:38 #

    Уважаемый Юрий Павлович, интересный подход) а вообще то мы все похожи на танцующих голую ламбаду перед пресыщенным взором чиновника. изобретая все новые и новые психологические приемчики… «что б прочитал, не говоря уже о проникся». б…ство (извиняюсь за прононс). Ну почему то думается мне что уже скоро все измениться:D

    +2

Да 9 9

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Кассационная жалоба (с лирическим моментом)» 2 звезд из 5 на основе 9 оценок.

Другие публикации автора